RomaNik (romanik) wrote,
RomaNik
romanik

Categories:

Мой первый опыт наблюдателя (привет УИКу 17) или как фальсифицируют выборы в городе Касимов.

Originally posted by pandorawar at Мой первый опыт наблюдателя (привет УИКу 17) или как фальсифицируют выборы в городе Касимов.

Вступление.

Чем дальше, тем жестче.

Пошли третьи сутки как я не сплю и вторые как Федеральный Закон стал моей настольной книгой.
Постараюсь меньше эмоций, а больше фактов описывать, очень хочется рассказать правду, как все было. Надеюсь пригодиться. 

Написано немного коряво, честно, сил мало осталось, потом поправлю. 

Постараюсь позже еще и фото скинуть.



Часть  1.

Прибыла на участок 17, по улице Гагарина д.1 как положено в 7:30. Тогда еще не знала, как мне повезло попасть именно на этот участок, он ведь определенно был самым интересным.
Меня зарегистрировали, здесь проблем не было, я наблюдатель от КПРФ.

Председатель нашего участка – Авдеева С.Ф. Заместитель – Пискарева Н.Ю. Секретарь – Исаева В.А.
Члены с ПРГ: Большанова Ю.А., Грачев Н.С., Котова Л.В., Кочеткова А. М., Кремнева О.В., Предко А.В.


В 8 начало работы и тут же возникла 1 проблема: нас попытались ограничить в правах: запретили перемещаться. Это незаконно, можете ознакомиться (очень интересно и полезно) ФЗ ст.29 п. 22, ст.30 п. 8,9. Мы написали жалобу, момент ее подачи я снимала на телефон. Стали запрещать снимать, аргументируя тем, что я снимаю личные данные избирателей и бюллетени (чего я естественно не делала, и на тот момент, когда мне в лицо утверждали это, я была в диком шоке, позже пришлось привыкнуть к такому раскладу – что они много врут). Право снимать я имею, ибо это не запрещено (список запрещенных мне действий указан в ФЗ ст.30 п.10.). Объясняю комиссии свои права, они возмущаются, ругаются, угрожают удалением, но ничего не предпринимают. Жалобу на ограничение передвижения приняли, после этого почему-то мы стали перемещаться более менее нормально – истерики у секретаря комиссии Исаевой В.А. начинались только тогда, когда мы пытались наблюдать именно работу комиссии и за урнами для голосования (т.е. именно от пресечения основных фальсификаций нас пытались оградить – не давали предотвращать возможный вброс и вписывание в книгу избирателей новых данных).

Тут появилась новая, потрясающая проблема – наблюдатели от партии Единая Россия. Чудная женщина, называть которую я буду миссис ЕР (ибо она на протяжении всех суток играла активную роль на участке, а ФИО ее я, к сожалению, не знаю) и милая барышня – мисс ЕР. Данные дамы стали писать жалобы на нас (наблюдателей, СМИ и членов с ПСГ, пытающихся отстаивать свои права). Жалобы заключались в обвинении нас в съемке в кабинках избирателей (что опять-таки вызвало у меня бурю эмоций, которые было нелегко сдерживать), так же они писали, что мы мешаем работе комиссии, агитируем избирателей, и, в общем, по их жалобам чего мы только не делали. При этом мисс ЕР постоянно отзванивалась и узнавала, что ей еще на нас написать. Мы попробовали тихо спокойно спросить, что именно по их мнению не так в нас, но миссис ЕР выбрала очень грубую тактику поведения и просто послала нас, а мисс ЕР травмировала мою чуткую душу тотальным игнором. Приходится констатировать факт: наблюдатели ЕР занимались исключительно тем, что саботировали других наблюдателей, с меня не сводили глаз, а к процессу выборов были равнодушны.

Следующая проблема заключалось в том, что на помощь наблюдателям ЕР прибыла кандидат в депутаты от партии ЕР Пришвина Ирина Николаевна, которая почему то тут же обвинила меня, что я снимаю в кабинках для голосования. Она совершенно случайно забыла уточнить,  что на участок она прибыла за 10 минут до данного заявления(11 часов приблизительно), а снимала я где-то в 8:10 и то – естественно не в кабинках для голосования. Абсурд на УИК 17 – он такой.

Дальше около двух часов прошли относительно спокойно: комиссия кричала, что стоя в трех метрах от урны мы нарушаем тайну голосования (да это запрещено, ФЗ. Ст. 30. П.10.), но каким образов являясь непосредственным наблюдателем по закону, мы ее нарушаем, нам не стремились объяснять. 

Следующее о чем, необходимо упомянуть, что у нас на участке приходили граждане с агитматериалами ЕР, комиссия отказывалась это пресекать, в кабинку для голосования заходили более 1 человека – и это нарушение комиссию не волновало, наше же волнения о данных незаконных действиях пытались пресекать, угрозами, криками и т.д.

Мне пришлось уйти на три часа, т.к. пришел другой наблюдатель от КПРФ, и я вынуждена была с ним поменяться (по закону два наблюдателя от одной партии не могут быть, возможен вариант только что один с ПСГ, а другой наблюдатель – как в случае с миссис ЕР и мисс ЕР).


Часть 2.


Вернулась на родной УИК 17 в 3 часа. Комиссия меня встретила отказом поменять меня со вторым наблюдателям от КПРФ, обосновывая это тем, что я вела видео съемку. Пыталась объяснить им, что они не имеют права меня не менять, но имеют право меня удалить, впрочем, удалять по причине видеосъемки – не законно. Мои слова мало на них повлияли, меня попросили выйти из участка, говоря, что я «тут никто и не имею права находиться». Звоню на горячую линию «Гражданин Наблюдатель» (я приехала именно от этой организации) к нам высылают мобильную группу разбираться.

В ожидании мобильной группы я провожу время на улице, а в участок приезжают местные депутаты, ведут с наблюдателями и избирателями диалоги, один из депутатов ЕР некий Глазунов Андрей, зовет меня на речку купаться, говорит, чтобы наличие у него троих детей меня не смущало.

Приехала мобильная группа (кажется, если бы не эти люди, я бы сошла с ума там). Я пишу жалобу на недопуск меня в участок, на жалобу комиссия, говорит, что никак проблем нет, что я что-то не так поняла, и я могу быть на участке (потрясающе, правда?), но вот только теперь они пишут решение об удалении меня за видеосъемку. Мобильной группе огромная благодарность – Боре, Грише, Сереже, Полине, Мише. Объясняют, что это незаконно.

Тут есть еще одна проблема: комиссия пытается удалить(!) члена с ПСГ. А они не имею право на это, могут отстранить – да, но не удалить. Причина – нарушение тайны голосования. Мобильная группа ведет долгие и упорные беседы, разъясняя, что наблюдать в трех метрах от избирательных урн – не противозаконно. Но комиссия не знеют, кажется, чем член комиссии с ПСГ отличается от члена комиссии с ПРГ (читают пусть ФЗ ст. 29).

Мы с Денисом (тем самым членом с ПСГ, удалить которого хотят, ибо он действительно следит за происходящим, а не отдыхает в углу на стульчике, как некоторые другие наблюдатели на нашем участке) ловим одного из членов комиссии на том, что он что-то пытается написать в книгу избирателей (фальсификация, привет), председатель и секретарь комиссии естественно его выгораживают, а Дениса удаляют (отстраняют), теперь уже за то, что он мешает работать комиссии (здорово, правда?).
Угрожают удалить и меня, - но спасибо мобильной группе, выручают.

Дальше вообще феерия. Меня хотят удалить – внимание (барабанная дробь) за то, что у меня кофта с открытым плечом. Много раз повторяю, что нет закона это запрещающего, но члены комиссии уже открыто провоцируют меня и дискредитируют, придираются и конфликтуют.

Денис пытается зарегистрироваться теперь как СМИ, но комиссия отказывает, к нам приезжают еще юристы, и от комиссии, и от нас. Вызывают полицию (мы по незаконным действия комиссии и комиссия вызывает полицию, мотивируя, что у Дениса фальшивое направление от СМИ, и мы вызываем к нам представителя данного СМИ, - в общем, у нас людно было).

Пока происходят разборки со всем этим, я выполняю свои прямые обязанности – наблюдаю. Ибо слишком многие игнорируют этот процесс, за исключением наверно только Маши, представительницы Яблока, Дениса, меня и мобильной группы.

С выездных голосований возвращаются наблюдатели, рассказывают, что пенсионеры, говорят, что им «вчера звонили и говорили за кого голосовать», кстати, угадайте, за кого им говорили голосовать?

В 8 начали подсчет голосов, учитывая, что Дениса все-таки не было, а мобильная группа уехала, были у меня опасения, касательно этого процесса. Но к счастью вернулся Сережа из мобильной группы, и он принялся все контролировать и запрещать им незаконно действовать, например мне по-прежнему пытались запретить наблюдать работу комиссии, но официально они не могут мне запретить, а просто их желания меня мало интересуют.

Процесс подсчета бюллетеней, велся параллельно с заполнением избирательной книги (которая заполнялась к тому же карандашом) – это незаконно. Я и Сережа активно наблюдали за всем происходящим, остальные наблюдатели к этому времени уже конкретно устали, и ждали окончания подсчета, чтобы отправиться домой. Пересчитывали все много-много раз, ибо не сходились циферки, но в итоге пришлось писать протокол так, по заверенной копии говорю – пропала 41 бюллетень и 60 вброс.
Делать им нечего, повезли в ТИК.
Мы тоже заехали в ТИК, и уже разъехались отдыхать, но не тут-то было.

Часть 3.

Я приехала в гостиницу 1:30 где-то, а в 2:50 мне позвонили наблюдатели из ТИКа, сказали, что на моем участке пересчет. Пара мучительных минут, и вскочила, собралась и, поймавшись с Полиной и Мишей, поехала на УИК 17.
Мой милый и любимый УИК 17.

Там мы были где-то в 3:15. Там уже был Сережа, а комиссия исправляла(!) данные уже подсчитанные и подписанные в избирательных книгах. Я лично видела, как члены комиссии переписывают данные, подписывают рядом новые цифры, вписывают новых избирателей. Это уголовное преступление, а не просто нарушение, как например то, что меня не известили о пересчете голосов, и я узнала это от наблюдателей ТИКа.
Они стали прятать от нас книги, в просьбах показать – отказывали, ко мне проявляли неприкрытую агрессию. Я писала жалобы.
Ярые дебаты были, с доказательством прав и объяснением претензий. И, да, у меня была почти истерика. Я бы сказала, и правда истерика – ибо предо мной совершали преступление открыто и нагло, сказать, что это шок был – ничего не сказать.

Так же произошла очень неприятная ситуация. Сережа собрал как вещ.доки пакеты от вскрытых бюллетеней и избирательных книг, миссис ЕР, о которой я уже говорила, пыталась вырвать их у него, они вроде как столкнулись, но после этого миссис ЕР заявила, что Сережа ее удалил(что является ложью) и вызвала полицию. Удивительно, но по такой причине наряд приехал сразу, мы же вызывали по причине фальсификации происходящей и к нам не торопились.
После полиции (которая рекомендовала миссис ЕР вызвать Скорую) приехала и впрямь Скорая. Позже миссис ЕР ходила перебентованная и пыталась играть жертву. Я же опять свидетель: ни кто ее не бил.

Приехало много странных людей, некоторые откровенно терроризировали нас и защищали комиссию, а некоторые из ТИКа, еще откуда-то и депутаты местные – эти, вызывали восторг, прессуя преступников-фальсификаторов.
Несколько часов криков со всех сторон. Вызовы полиции еще больше и Скорой (о, несчастные фальсификаторы – давление у них, давление).
Я открыто говорила, о том, что видела и по этой причине приняли решение меня удалить, но ссылались естественно на то, что я мешаю работе комиссии.
Как оказалось далеко не только меня… Все, кто пытался предотвратить или запечатлеть на видео преступление, мешали комиссии. Нас удалили в 6 с чем-то утра, и поехали в ТИК писать жалобы.

Заключение.

Собираюсь завтра нести жалобы в следственный комитет, может прокуратуру, надо разобраться как что куда нужно.

Мои коллеги, говорили, что после таких первых выборов у меня, все другие будут мне неинтересны, ибо даже они, с большим опытом, никогда не видели такой жести.

Вряд ли по этому тексту можно понять какой это был ад, я ведь стараюсь по фактам идти, а не уходить в худ.прозу. Знаете, я окунулась в такое дерьмо, что уже не выберусь, теперь я хочу постоянно работать наблюдателем. Уже не смогу иначе.

П.С. говорят, что на моем УИК 17 результаты все таки сошлись, после пересчета и фальсификаций не обнаружено. Такой Касимов. 


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments